?

Log in

No account? Create an account

Летучий фантом

Во-первых, никакого военного самолета там не было. Во-вторых, он находился на безопасном от гражданского авиалайнера расстоянии. В-третьих, это вообще был самолет НАТО. В-четвертых, сами вы всё врете.
На прошлой неделе сразу три суда: Чертановский районный, Московский городской и Верховный поразили общественность неожиданными решениями по нескольким значимым политическим делам. В Сети и реале  естественно поднялся вихрь предположений. Мнения высказывались самые разные, в том числе и такое экзотическое, что якобы судьям (выходит всем  сразу - в одночасье))) надоело подчиняться командам сверху. Значит не перевелись ещё сказочники на земле русской. Ну да ладно. Позволю себе внести в дискуссию свои 5 копеек в виде парочки эпизодов из истории отечественной юстиции.

История первая. В июне 1937 года советские газеты опубликовали официальное сообщение о приведении в исполнение приговора военного трибунала (ВМН - расстрел) в отношении группы разоблаченных шпионов - маршала Тухачевского и 7 других крупных военоначальников. Сотрудник НКВД Лев Фелдбин (более известный под псевдонимом Александр Орлов), пораженный прочитанным, настойчиво расспрашивал коллег об обстоятельствах судебного процесса. К его удивлению никто ничего не знал. Наконец заместитель начальника Иностранного управления НКВД Шпигельгляс под большим секретом поведал ему, что никакого суда не было - военных просто "по-тихому" расстреляли, а потом нарком ВД Ежов вызвал к себе членов трибунала и они подписали составленный задним числом приговор. Шпигельгляс объяснил это тем, что, мол, обстановка была сложная, всё же крупные военоначальники, а не абы кто, поэтому сначала расстреляли, а потом оформили (!) трибуналом.

История вторая. В 1878 году накануне процесса над Верой Ивановной Засулич министр юстиции граф Пален встретился с председателем Петербургского окржного суда А.Ф.Кони дабы довести до его сведения, что "по этому проклятому делу правительство вправе ожидать от суда особых услуг". На что Анатолий Федорович ответил: "Суд постановляет приговоры, а не оказывает услуги".

О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях. Мнение защитника.

С 1 января этого года вступили в силу изменения в Кодекс об административных правонарушениях, в соответствии с которыми изменилась подсудность административных дел по «политической» статье 20.2 «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Теперь эти дела рассматривают не мировые судьи, а судьи районных судов. Так уж сложилось на практике, что задержанных «на митингах» помимо 20.2, оформляют ещё и по статьям 19.3 «Неповиновение законному требованию сотрудника полиции» и 20.1 «Мелкое хулиганство». Наши заботливые законодатели сей факт учли и эти статьи с начала года также отнесли к подсудности судей районных судов.

Ещё одна законодательная новация — введение «за политику» нового вида административного наказания - обязательных работ, просуществовала только пару месяцев. В Постановлении от 14 февраля 2013 года № 4-П Конституционный Суд указал, что обязательные работы могут применяться в качестве наказания по статье 20.2 за нарушения установленного порядка проведения публичного мероприятия «только если они повлекли причинение вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц либо наступление иных подобных последствий». На практике это привело к тому, что суды предпочитают не «связываться» с обязательными работами и (как и раньше) назначают штрафы. По бОльшей части довольно крупные — от 5 до 15 000 рублей.

Почти годичная практика рассмотрения административных дел в районных судах показала, что никаких глобальных перемен в «качестве правосудия» изменение подсудности за собой не повлекло. Так что сразу хочу развеять миф о том, что судьи районных судов якобы более квалифицированные, чем мировые, а потому более профессионально и внимательно будут подходить к рассмотрению административных дел. Профессионализм судьи зависит не от его статуса и места работы, а от наличия практики по делам данной категории. Как показывает мой личный опыт, судья, не имеющий практики рассмотрения соответствующих дел, это ещё хуже, чем судья «ангажированный». Именно по этой причине мне давно уже пришлось отказаться от подачи ходатайств о передаче дел на рассмотрение по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности. Столь же популярный, сколь и далекий от действительности миф о том, что за пределами Садового кольца судьи якобы менее зависимы от исполнительной власти, а потому более склонны к вынесению законных и справедливых решений, разбивается об общепринятый железо-бетонный довод «у нас так просто никого не задерживают». Как-никак вертикаль, сами понимаете. Ну и к тому же, чем разбираться в хитросплетениях незнакомой категории дел, проще продублировать протокол об административном правонарушении. «Принцип правовой экономии» называется.

Раз уж речь зашла о мифах, развею ещё один. Тоже весьма распространенный и одновременно столь же далекий от печальной нашей реальности, как Герцен от народа. Уж не знаю, с чего, но многие активисты почему-то убеждены, что пока им самолично в руки не вручили повестку о вызове в суд, судить их не будут. Ну да, щас! На самом деле судьи считают, что подшитые к административному материалу «обязательство о явке в суд» (варианты: «извещение о вызове в суд», «расписка об уведомлении о явке в суд»), изготовленные в отделе полиции в ходе оформления задержанного, являются доказательством надлежащего извещения о дате и времени судебного заседания. И ВСЕ вышестоящие судебные инстанции с этим согласны.

На самом деле, чтобы не пропустить судебное заседание, надо затратить массу времени и усилий. Мне регулярно приходится мониторить сайты судов, обзванивать судебные канцелярии, чтобы выяснить, поступило ли в суд дело подзащитного и на когда назначено рассмотрение. И даже это не всегда помогает. Дела теряются, застревают в пути (из одного места ушло, в другое не пришло), «гуляют» между разными судами и разными судьями, а потом втихаря их кто-нибудь рассматривает, а у меня даже не было возможности прийти в судебное заседание и изложить позицию защиту. Потому что ни меня, ни моего подзащитного никто туда не позвал.

Таким же образом приходится «отлавливать» вынесенные постановления. В противном случае есть шанс пропустить срок на подачу жалобы. По закону 10 дней с момента вручения копии постановления. Казалось бы, пока не вручили копию постановления - спи спокойно. Ага, щас! В дело подшивается бумажка — сопроводительное письмо о направлении копии постановления лицу, привлекаемому к административной ответственности, и адью! В лучшем случае подошьют конверт с копией постановления, возвращенный почтой в связи с тем, что адресат (привлекаемый) за ним не явился в отделение связи. То, что человек был в отъезде и ведать не ведал об этом «письме счастья», никого не волнует. Знал, что на него составили протокол? Знал. Значит, должен был денно и нощно дежурить возле почты и ждать постановления. И не думайте, что это я так шучу.

И напоследок ещё один миф (у меня тут прямо сборник сказок какой-то получается). Многие активисты считают, что если не ходить в суды, не получать постановления, не писать жалобы, то все о них благополучно забудут, а штрафы «сгорят». На самом деле никуда не ходящие и не жалующиеся — самая удобная для Системы публика. Постановления шустренько выносятся в их отсутствие, посылаются в службу судебных приставов по месту регистрации (прописки), там приставы заводят исполнительные производства и приступают к взысканиям. Могут арестовать счета в банках, могут прийти на дом описать имущество, могут послать в погранслужбу постановление об ограничении на выезд за границу. А ещё могут оформить административный протокол по статье 20.25 КоАП — за уклонение от уплаты административного штрафа. А это — штраф в двойном размере или арест до 15 суток. Так что хоть знания и умножают печали, но - кто предупрежден, тот вооружен.

Вчера 23 сентября в Тверском районном суде г.Москвы состоялось рассмотрение административного дела в отношении активистки движения "Солидарность" Марфы Лавинской, которую задержали на Красной площади  во время проведения мемориальной акции по случаю 45-летней годовщины "демонстрации семерых".

"Добрая" судья Неверова за "пикет на территории, непосредственно прилегающий к резиденции Президента РФ" определила штраф 15 000 рублей. В постановлении судья указала, что "Лавинская действительно являлась участником пикета, о чем свидетельствует то, что она находилась возле пикетируемого объекта (Лобное место - Е.П.), имела при себе баннер тематического содержания ("За вашу и нашу свободу", и 45 лет спустя с такими надписями ходить нельзя - Е.П.), что в своей совокупности свидетельствует непосредственно о наглядной агитации, демонстрации своих настроений и взглядов (по ходу дела судья настойчиво интересовалась у Марфы, чего ради ей понадобилось идти с этим баннером на Красную площадь, "дома бы у себя его растягивали" - Е.П.) и приобретает форму публичного мероприятия, в данном случае пикетирования, из чего усматривается прямой умысел Лавинской (спасибо, что хоть не преступный) на совершение данного правонарушения.


О СУДЕ И ДОВЕРИИ

Выборы - выборами, а жизнь продолжается, и следующая неделя у меня будет посвящена судам над моими подзащитными - участниками мемориальной акции на Красной площади "За вашу и нашу свободу" (45 лет "демонстрации семерых" против ввода совестких войск в Чехословакию). Первая "партия" уже "оприходована" штрафами по 10 тыщ. И для следующих я ничего особо радостного тоже не жду. Опыт, знаете ли, как-то не располагает к оптимизму.

В свете этого печального опыта меня особенно доставляют всякие высокопарные сетевые дискуссии про идущую полным ходом "судебную реформу", "верховенство закона", "гарантии прав человека", "независимость" и "беспристрастность" и прочие прекрасные вещи, имеющие мало общего с реальной действительностью. Или вот ещё фишка. Когда в начале судебного заседания судья спрашивает: "Доверяете суду?" (особенно здОрово, когда этот вопрос задают в Басманном суде). Памятуя о том, что я здесь с целью защиты интересов подзащитных, а не ради демонстрации собственных эмоций,  в ответ на такой вопрос обычно буркаю: "Отводов нет".

А ведь так хочется дожить до того светлого момента, когда с чистым сердцем можно будет ответить: "Да, доверяю". Чтобы когда мне говорят, что этот человек сидит за то, что украл нефть или лес, я могла быть уверена,что он действительно сидит за то,что украл нефть или лес, а не за то, что "полез в политику". Чтобы когда мне говорят, что эти люди сидят за участие в массовых беспорядках, я могла быть уверена в том, что они действительно сидят за то, что жгли машины, разбивали витрины и швырялись камнями в прохожих, а не за то, что  принимали участие в митинге за честные выборы. Чтобы когда мне говорят, что этот человек сидит за грабеж, я могла быть уверена в том, что он действительно сидит за грабеж, а не за то, что снял фильм про пытки в колонии. Чтобы когда мне говорят, что этот человек сидит за убийство, я могла быть уверена в том, что этот человек действительно сидит за убийство, а не за то, что отказался "сотрудничать" с "органами". Чтобы когда мне говорят, что эта женщина сидит за то, что торговала наркотой, я могла быть уверена в том, что она действительно сидит за то, что торговала наркотой, а не потому, что у неё муж не в той партии.

Болото

Вчера ездила в Мосгорсуд. Планировалась третья попытка моего вступления в болотное дело в качестве защитника Сергея Кривова. Первые две были решительно пресечены судьей Никишиной: во-первых, потому что «подсудимый Кривов и так уже обеспечен защитой», а во-вторых, потому что «утверждение об особой сложности уголовного дела — голословно». Любопытно, что в соответствии с частью 2 статьи 109 УПК РФ особая сложность уголовного дела — непременное условие для продления срока содержания под стражей свыше 6 месяцев. Так почему же болотные узники до сих пор сидят, да ещё в таких нечеловеческих условиях?

Вопрос, впрочем, риторический. Общеизвестно, что гуманность в наших судах примерно на том же уровне, что и законность. Кстати, о последней. Вы будете смеяться, но на этот раз судья Никишина не отказала в удовлетворении ходатайства Кривова о допуске защитника. Она просто не дала его заявить. Не дала и всё тут. Равно как и заявить ей отвод. «Не имеете права!» А ходатайство о воспроизведении видеозаписи, из которой видно, что всё не так, как кажется «потерпевшему», не стала рассматривать, потому что оно уже было рассмотрено на предыдущем заседании и отклонено. Вообще-то в соответствии с частью 3 ст.271 УПК РФ лицо, которому судом отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства. Но на подсудимого Кривова это правило почему-то не распространяется.

БОльшая часть заседания была посвящена допросу «потерпевшего» Моисеева из 2-го оперполка, которого Кривов якобы «толкнул обеими руками в туловище». За это ему теперь «светит» до 5 лет лишения свободы, не считая срока за «массовые беспорядки». За пробитые головы и сломанные руки, как известно, никому ничего не светит, потому что в стройных полицейских рядах решительно невозможно найти ответственных за это.

А вчера любо-дорого было поглядеть, как бережно оберегали «потерпевшего» от неудобных вопросов подсудимого Кривова и его защитника — адвоката Макарова.

Как только у «потерпевшего» пытались узнать, почему его показания расходятся с видеозаписью или с им же ранее сказанным, как тут же — Чип и Дейл спешат на помощь — подскакивали прокурорши и просили снять вопрос, потому что «потерпевший уже дал по этому вопросу детальные пояснения» или «потерпевший ещё не давал по этому вопросу пояснений». Когда адвокат Макаров пытался возражать, судья Никишина делала ему замечание за «пререкания» и «бубнение», после чего вопрос снимался, как «непонятный» или «некорректный». Иногда следовало распоряжение переформулировать вопрос. После нескольких безуспешных попыток привести форму вопроса к варианту, устраивающему судью, вопрос-таки снимался. Справедливости ради, надо сказать, что некоторые вопросы судья не снимала. За время дискуссии по поводу позволительности задавания вопроса «потерпевший» успевал обрести второе дыхание и заявлял, что вопросов было задано несколько и он не знает, на какой из них отвечать. После чего судья просила адвоката Макарова ещё раз задать вопрос, а когда он это делал, заявляла, что ранее он задавал не этот вопрос.

Когда Кривову и его защитнику всё-таки удавалось прорваться к «потерпевшему» со своими вопросами, выяснялись интересные подробности. Например, что задержанных в автозаки частью вели, а частью «доставляли в переноске». Или что потерпевший никого на Болотной площади не задерживал и вообще не был включен в группу задержания. Когда адвокат Макаров поинтересовался у него, почему же он тогда сделал исключение для «гражданина в синей куртке» (предположительно Кривова), которого он задержал, «потерпевший» ответил, что не делал никаких исключений. Что он читал Закон о полиции — в полном объеме, без сокращений, но исполнять предпочитает должностные инструкции. Что окромя моста и сцены, он мало, что видел и слышал на месте событий, но убежден, что сотрудники полиции действовали абсолютно законно. И ещё что он не видит решительно никаких обстоятельств, которые помешали бы его службе в «органах». Вот в этом с ним действительно трудно не согласиться.

На вопрос Кривова, не смущает ли его то, что про него пишут в Интернете, «потерпевший» ответить не успел — вмешалась судья. Тогда Кривов обратился к ней: «А вас не смущает то, что про вас пишут в Интернете?» После чего был немедленно лишен возможности задавать вопросы.

ЗАРИСОВКА ИЗ ЖИЗНИ

Сегодня в метро жду поезда. Сидящая рядом на лавочке пожилая женщина показывает газету с фотографией - на фотографии изображена толпа людей с камерами.

- Сколько лодырей развелось, работать не хотят, бегают с фотоаппаратами, потом в газетах глупости пишут, - делится женщина своим возмущением.

- А вы сами когда-нибудь бегали с фотоаппаратом и писали в газетах? - интересуюсь я.

- Буду я ещё всякими глупостями заниматься!

- Тогда откуда вы знаете, работа это или лодырничанье?

Как гласит народная мудрость, люди ни в чем не уверены так твердо, как в том, о чем они меньше всего знают.
Москва. Центр. Иду мимо одного из многочисленных кафе. Вдруг смутно чувствую, что что-то не так. А-а, здесь у стены раньше стояла лавочка. Обычная лавочка, на которую мог сесть любой человек. Случайно слышу разговор девушки из кафе со знакомой.
- А куда лавочка-то делась?
- Велели убрать.
- Почему?
- У нас разрешения нет.
Стояла себе лавочка,никому не мешала, даже наоборот, кто устал, мог посидеть, отдохнуть, любой, не только посетитель кафе. Но оказывается на лавочку нужно разрешение. Нет разрешения - нет лавочки.
Иду дальше. Вот другое кафе. Около него полтротуара заставлено столиками со стульями - два человека здесь уже не разойдутся. Им, наверное, разрешения не нужно.

Profile

zhertva1121
zhertva1121

Latest Month

December 2014
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow